Ментальный туман — 3

В наше просвещённое время вряд ли кто-то скажет, что рабство это хорошо или хотя бы приемлемо. По крайней мере, публично никто себе такого не позволит. Потому для наглядности возьмём времена рабовладения. Где всё понятно. Тут плохой – рабовладелец, тут хороший – освободитель, а тут угнетаемые люди – рабы. Действие данной, полностью вымышленной, истории могло происходить где угодно. Хоть в Испании, хоть в Калифорнии, хоть в Крыму. Итак.

У одного состоятельного гражданина был виноградник. Ясное дело, на уборке винограда и производстве вина трудились исключительно рабы. Отринем тяжелейшие условия труда, хотя они были более чем тяжёлыми. Отринем также экономическую выгоду, которая, безусловно, присутствовала и двигала всё это дело. Остановимся на том, что понятно и принимается в сегодняшнее время каждым, на том, что быть рабом — это недопустимо.

Хозяин виноградника был очень богат. Но мир не без добрых людей. И нашёлся другой человек, значительно богаче «нашего» «виноградаря». Очень грубо говоря, добрый человек пришёл и освободил людей, которые работали в винограднике. Оставим в стороне его мотивы(безусловно, гуманистические), то, как именно это было сделано, и, конечно, что стало с людьми потом. Для особо чувствительных скажу, что с людьми всё было хорошо и в своей новой жизни они жили счастливо и прожили все лет по семьдесят.

Что же у нас остаётся за исключением всех отмеченных выше допущений? Получаем – акт освобождения рабов. То есть один человек прекратил эксплуатацию людей другим человеком. Короче, в сухом остатке имеем отсутствие эксплуатации. Не трудно догадаться, что отношения этих двух людей никогда не будут нейтральными.

Но как-то раз вызывает условный губернатор какой-нибудь условной испанской провинции этих людей к себе. И говорит: так, мол, парни, не всё у вас гладко в отношениях, а напряжённость на подконтрольном участке мне не нужна. Немедленно миритесь!

И как же быть этим двум мужчинам, если один эксплуатирует, а другой освобождает? Где в их взаимоотношениях место для мира и есть ли оно? На основании чего они могут помириться? Может ли смириться потерявший рабов с тем, что он больше не живёт за счёт других людей? Должен ли добрый человек отступить назад и вернуть плантатору всех освобождённых? Как им прийти к согласию, если по ключевому вопросу – эксплуатации – у них диаметрально противоположные точки зрения?

Ситуация исключительно гипотетическая. Все совпадения случайны. Все аналогии ложны.

Google+
ВКонтакте
Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *